Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
2 мая 2018
Зачем ливийские политики едут в Москву?

Зачем ливийские политики едут в Москву?

Комментирует доктор экономических наук, профессор Анатолий Иванов
01.10.2017
Зачем ливийские политики едут в Москву?

Россия вполне может принять участие в политическом урегулировании в ещё одной арабской стране.

Комментирует доктор экономических наук, профессор Анатолий Иванов:

– Этой осенью целый ряд политических деятелей из Ливии, представляющих едва ли не все сколько-нибудь реальные политические силы страны, совершили визиты в российскую столицу. Среди них – соратник полковника Каддафи, популярный маршал Халифа Хафтар, ныне – главком Ливийской национальной армии, министр иностранных дел Временного правительства Мухаммед Дейри, заместитель главы Президентского совета Ахмед Майтиг, а также глава несколько необычного по названию, но весьма авторитетного в мусульманской стране департамента моральной ориентации ЛНА Ахмад Аль-Мисмари. Москву успел посетить и спецпредставитель генерального секретаря ООН по Ливии Гассан Саляме (на фото слева).

С чем связана и чем вызвана такая неожиданная активность в российской столице ливийского политического бомонда? Эксперты, выступившие на Круглом столе в МИА «Россия сегодня», считают совершенно очевидным, что всех их к контактам с Москвой подвигнул опыт Дамаска, сделавшего прямую ставку на поддержку России. И это, по словам бывшего посла России в Ливии Олега Пересыпкина, несмотря на то, что сирийский сценарий Ливии вряд ли подходит, точнее совершенно не походит. Даже с учётом того, что экономика страны, разрушенная до основания, показывает первые весьма скромные, но вполне ощутимые признаки оживления.

Характерной иллюстрацией к этому может служить обнародованное буквально на днях сообщение министра нефти Ирана Бижана Намдар-Зангане. Оно стало ответом на заявление генерального секретаря ОПЕК Мохаммеда Баркиндо о том, что небезызвестное соглашение «ОПЕК-плюс» не срабатывает только из-за тех стран, которые «не соблюдают квоты снижения добычи». Тегеран, не скрывающий своего стремления действительно уменьшить собственную «квоту снижения», тут же поспешил перевести стрелки именно на Ливию, хотя и наряду с рядом других стран. Именно они якобы «продолжают наращивать» объёмы добычи. Интересно, что в отношении Ливии такой вывод делается исключительно на основании данных по экспорту, поступающих в основном с нефтетерминалов из ливийских портов.

В свою очередь, заместитель директора Института прогноза и политического урегулирования Александр Кузнецов справедливо отметил, что Ливия – это, увы, не Сирия. Сирия, невзирая на все противоречия, несмотря на гражданскую войну, всё же имеет определённые шансы на консолидацию. И прежде всего, в силу того, что у народа страны более серьёзный, чем у той же Ливии, исторический опыт государственности и национального единства. К тому же, население страны явно заставил объединиться «общий враг» – террористы. И ещё один важнейший фактор – и президент Башар Асад, и представители оппозиции остаются «договороспособными политиками». В Ливии с этим, к сожалению, большие проблемы, на что обратил внимание политолог Григорий Лукьянов, старший преподаватель факультета социальных наук НИУ ВШЭ.

В условиях почти неразрешимых внутренних политических коллизий вполне объяснимо стремление ливийских политиков найти поддержку хотя бы извне, считает востоковед-арабист Андрей Чупрыгин из Школы востоковедения НИУ ВШЭ. И отнюдь неслучайно эксперты сейчас так высоко оценивают перспективы участия России в разрешении затянувшегося кризиса в этой стране. Исторически сложилось так, что сотрудничество Советского Союза, а затем и России именно с Сирией и Ливией по многим направлениям, и в первую очередь – в экономике, развивалось параллельно. «Арабская весна» едва не сломала эту традицию, но для многих в России Ливия и Сирия остаются если не союзниками, то как минимум – дружественными странами.

Официальные контакты с Ливией сегодня налаживать предельно сложно уже в силу того, что многие годы нет никакой ясности ни с легитимностью, ни с реальным влиянием тех или иных структур, провозглашающих себя реальной властью в Ливии. В Ливии мало кого вдохновляет идея привлечения в качестве посредников и ООН, и европейских партнёров – Италии и Франции, предельно жёстко конкурирующих тут между собой, и уже тем более – Лиги африканских наций, в которой когда-то Ливия была в лидерах. Есть какие-то надежды на соучастие Египта и той же Сирии, но тем вообще-то своих проблем хватает. В итоге особую роль приобретают неформальные связи, и именно с таких позиций продолжает свою активную работу российский неправительственный комитет солидарности с народами двух стран – Сирии и Ливии.

Именно через неформальные связи можно найти путь к взаимодействию самого разного рода и калибра политических сил, которые в настоящее время фактически разорвали Ливию на ряд автономных образований. Эти образования, частично территориальные, частично клановые или племенные, абсолютно не способны подменять собой дееспособное государство, но в то же время, агрессивно конкурируют между собой. И тем самым они препятствуют любым сдвигам в пользу консолидации.

Поэтому вряд ли стоит удивляться, что совершенно неожиданно на политическую авансцену Ливии вернулись наследники Муамара Каддафи – дочь Айша и сын Хамис, взаимоотношения между которыми трудно назвать не то что родственными, а даже мирными. Разумеется, спустя всего шесть лет после отстранения от власти и убийства их отца, не идёт и речи о сколько-нибудь реальных перспективах их выхода на первые роли. Однако разыгрывать «карту Каддафи» многим теперь стало куда легче. Но в том, что от этого станет легче народу Ливии, есть немалые сомнения.



Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Anna
11.04.2018 19:50
Академик Араик Саргсян был прав; сегодня узнал, что фельдмаршал Хафтар перенес инсульт и отправлен на лечение в Иорданию, а затем в Париж. Это подтвердили источник в окружении генерала. «Он в тяжелом состоянии, находится на лечении в Париже. Напомним, в западных и арабских СМИ за последние два года нередко называли Халифу Хафтара «человеком Москвы», особенно после его визита в январе 2017 года на борт зашедшего в ливийские территориальные воды авианесущего крейсера «Адмирал Кузнецов». Кроме того, в период с июня 2016 года по август 2017 года фельдмаршал трижды побывал в Москве, где встречался в разное время с министром обороны РФ Сергеем Шойгу, секретарем Совета безопасности Николаем Патрушевым, главой МИДа Сергеем Лавровым.
Anna
02.10.2017 9:51
ЛИВИЯ МЕЖДУ АМБИЦИЯМИ МАРШАЛА ХАФТАРА И ЭМИРА КАТАРА

АРАИК САРГСЯН — 10.07.2017


Экспертная оценка Академии Геополитики.
Одним из возможных результатов договоренностей между президентами США и России  от 07.07.17 в Гамбурге, на саммите G20  можно считать решения геополитической парадигмы вокруг Ливии.Ради восстановления Ливии все мировые геополитические игроки договорились вернуть клан Каддафи к власти. Поучаствовали и США, и Европа, и Россия и арабы.
Будет ли президент США Д. Трамп более ответственным относительно своих обязательства и сможет ли он быть ответственным, при сильном внутриполитическом давлении — мы увидим в ближайшие недели. Можно также отметить, что успеху возможности для заключения американо-российской сделки, появились не в последнюю очередь благодаря кризису вокруг Катара. Брожение в лагере анти-асадовских сил подталкивает США к более прагматичной политике, где требования ухода Асада отодвинуто на задний план и вообще его якобы готовы полностью передать на откуп России — https://www.youtube.com/watch?v=uwb8Q_SdLfM  и https://www.nytimes.com/2017/07/08/world/europe/group-of-20-trump-europe.html?mtrref=t.co.
Надо заметить, что  еще недавно — 21.06. 2017 г. президент Франции Эммануэль Макрон  сделал ряд неожиданных заявлений, позволяющих говорить об изменении его первоначальных внешнеполитических  установок. Его откровения прозвучали в интервью ряду европейских СМИ, среди которых итальянская газета CorrieredellaSera .
«Франция не участвовала в войне в Ираке и была в этом права. Но она ошиблась, вступив в войну в Ливии. Каковы были итоги этих вторжений? Уничтоженные страны, в которых процветают террористические группы», — заявил Макрон. «Я не хочу, чтобы это произошло в Сирии», — добавил он. Заявление Макрона по Ливии было предсказуемо, так, как еще будучи кандидатом в президенты, он приезжал в Алжир и вел переговоры, связанные с Ливией. Суть предложения Парижа: Франция решает все «неувязки» с Алжиром в обмен на то, что Алжир умиротворяет Ливию.
Сейчас, после избрания, Макрон ищет пути выхода из операции французов в Мали, поскольку эта история — продолжение ливийской истории. Напомним, что именно в Мали ушли из Ливии боевики с оружием. Французы в Мали несут потери и ничего не могут сделать. Даже Армения отправила свой военный контингент для поддержки французской армии в Мали. Франция является политическим «спонсор» Армении, которая «досталась Франции как контрибуция»,после распада СССР и подписании М.С. Горбачевым в Париже весной 1991 года «Акта о возврата России к границам Российской Империи до Версальского мирного договора от 1919 года» ( См. : Парламентские выборы в Армении как новый геополитический преферанс — http://www.nt.am/ru/news/236412/ ).
Теперь президент Франции Э. Макрон пытается убрать тот «ворох мусора», который ему оставили в регионе Саркози и Олланд. Заметим, что свержение Каддафи явно принесло французам проблемы. Это и миграция и срыв нефтегазовых контактов См.- http://www.corriere.it/esteri/17_giugno_21/macron-la-mia-francia-sara-l-inizio-una-rinascita-europea-domani-corriere-l-intervista-integrale-676d7c58-5694-11e7-a35b-7a875278503a.shtml?refresh_ce-cp .
Когда началась военная агрессия Англии, Франции, Италии и США против Ливии, экспертами нашей Академии  Геополитики были даны точные факты и оценки варварства Западных стран против Ливии ( рекомендуем посмотреть интервью Президента Академии, академика Араика Саргсяна , здесь : от  22 марта 2011 г. — https://www.youtube.com/watch?v=1LWhloZ2o2E .
Почему Катар стал «изгоем».
По этому вопросу Телеканал «А1+» побеседовал с президентом Академии геополитики Араиком Саргсяном. По его утверждению, за всем этим стоит проблема овладения нефтегазовыми ресурсами региона со стороны США ( См.- http://ru.a1plus.am/1336603.html  и  https://www.youtube.com/watch?v=n0BZxiS4brE .
Свидетельством этого кризиса стал разразившийся вслед за саммитом от 20 мая в Эр-Рияде,  катарский кризис – такого острого кризиса в среде Совета по сотрудничеству арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ) не было никогда с момента его основания. Вердикт Дональда Трампа, вставшего в этом конфликте на сторону Эр-Рияда, поскольку «народ Катара исторически был, спонсором терроризма на очень высоком уровне», является, по сути, неприкрытым политическим лицемерием. Поскольку он с куда большим основанием может быть применен и к саудовцам. Хотя бы потому, что Усама бен Ладен, будучи саудовцем, начал свой джихад в Афганистане задолго до арабской весны, когда началось финансирование джихадистских движений и со стороны Катара. Кроме того, Трамп с его лозунгом America First, должен был бы увидеть и другую, куда более существенную для американского народа разницу – это ведь саудовские, а отнюдь не катарские граждане осуществили атаку на Америку 11 сентября 2001 года. Трамп это прекрасно знает, поскольку шесть лет назад сам в своей книге «Былое величие Америки» писал про Саудовскую Аравию, что «это страна – самый крупный финансист терроризма в мире. Саудовская Аравия направляет наши нефтедоллары (а нефтедоллары – это наши, американские деньги) на финансирование террористов, стремящихся уничтожить американский народ». Но предпочитает закрывать на это глаза, поскольку сегодня Саудовская Аравия финансирует войну против Сирии, а не Америки. Как, впрочем, и Катар.   Поэтому то, что Трамп в нынешнем споре между саудовцами и Катаром поддержал первых, связано отнюдь не тем, что народ Катара якобы является «историческим спонсором терроризма», а исключительно тем, что у Дохи в отличие от Эр-Рияда сложились по-настоящему добрососедские отношения с Тегераном – они вместе долго и успешно разрабатывают крупнейшее в мире газовое месторождение в Персидском заливе, и крошечный Катар проявляет вполне понятное благоразумие, пытаясь избежать военного противостояния со своим могущественным соседом. Северное — это южная (катарская) часть газового гиганта Северное/Южный Парс, которая расположена в Персидском заливе к северо-востоку от Катара. «Северное» вывело Катар на 3-е место в мире по запасам природного газа. Запасы месторождения оцениваются в 13,8 трлн м³ и 4,3 млрд тонн нефти (27 млрд баррелей).Катар является основным поставщиком сжиженного газа в Китай. Между тем, Трамп  6−7 апреля в «зимнем Белом доме» — поместье Мар-а-Лаго в Палм-Бич (штат Флорида) во время встречи с Председателем Китая Си Цзиньпином договорился об экспорте американского сжиженного газа в Китай, взамен катарского.
А Катар, вернее её реальный лидер и мать нынешнего эмира Катара – Шейх Моза, имея личную поддержку от «создателя Катара» — Англии в лице её Королевы, отказала геополитическим планам США ( См. фото №1, 2).  Срочная «нужда» Трампа в создании «арабского НАТО» для противостояния Ирану возникла из-за того, что сегодня, когда падение Мосула и Ракки стало лишь вопросом времени, перед Вашингтоном встал вопрос о том, кому следует отдать под контроль освобождаемые от контроля ИГИЛ суннитские территории ( об этом детально мы писали здесь: «Арабо — еврейское » НАТО: реалы и мифы — http://nt.am/ru/news/235888///?hayworld= ). Вопрос этот поставил перед американским президентом король Иордании Абдалла II, а его исход был, похоже, предопределен результатами атаки сирийской авиации 4 апреля этого года складов в городке Хан-Шейхун в провинции Идлиб – несмотря на опровержения Дамаска и несогласие Москвы, мировое сообщество обвинило ее в применении химического оружия. Другим возможным результатом договоренностей между президентами США и России от 07.07.17 в Гамбурге, на саммите G20  можно считать некоторый прогресс по войне в Сирии. После обсуждения разных вопросов, США и Россия договорились расширить сферу перемирия в Сирии, включив в них районы на Юго-Востоке — Дераа и Кунейтру, где США возьмут на себя обязательства по прекращению огня местными группировками, а РФ с помощью военной полиции обеспечит выполнение перемирия со стороны Дамаска. США будут способствовать тому, чтобы режим перемирия выполняли также Израиль и Иордания. Перемирие вступает в силу  с сегодняшнего дня, с 9-го июля. Фактически Юго-Восток Сирии ( районы Дераа, Кунейтра и долина Голаны) переходит под контроль Израиля.
До этого, министр иностранных дел Катара Мухаммед бен Абдель Рахман аль Тани 9–10 июня посетил Москву и встретился с главой МИД России Сергеем Лавровым. Встреча состоялась на фоне недавнего разрыва дипломатических отношений Катара и ряда арабских государств. Результатом этого визита стала «уход» Катара из Ливии. Для Россия кризис вокруг Катара во многом выгоден, так как теперь вместо единого лагеря врагов Асада, можно наблюдать их междоусобную грызню с попытками переложить друг на друга ответственность за провал предшествующей политики. Еще пару лет назад ситуация, когда Иран и Турция будут вместе прикрывать Катар от Саудовской Аравии, выглядела бы невозможным. Ныне же, это воспринимается как логичное следствие тектонических изменений военно-политической обстановки на Ближнем Востоке. Вмешавшись в Сирийскую войну, Россия ускорила процессы переформатирования региона, причем военные успехи позволили повлиять на то, чтобы часть этих трансформаций осуществлялись в выгодном ключе как для российско-иранской коалиции, так и для Асада. Эта активность не позволила обойти стратегический тупик на Украине, но позволила за счет расширения пространства игры, получить возможности для проведения активной внешней политики, что в свою очередь позволило избежать внешнеполитической изоляции и вынудило США пересматривать свою стратегию на Ближнем Востоке. При этом Россия ведет свою стратегию так, что союзники и попутчики получают возможность существенно улучшить свое положение. Сирия, Иран и Турция в той или иной степени оценили выгоды сотрудничества с РФ, поэтому не стоит удивляться, что когда Катар «побил горшки» со своими поделниками по поддержке международного терроризма, он в числе прочего, побежал договариваться в Москву, которая тесно сотрудничает с Тегераном и Анкарой, которые выступили в поддержку Катара.
Разумеется, не стоит ожидать, что Катар станет союзником России. Как максимум, Кремль будет решать за счет Катара различные вопросы в нефтегазовой сфере; будет использовать проблемы Катара в своем противостоянии с США, где Катар как и Турция, может оказаться попутчиком российско-иранской коалиции. Но эта роль Катара пока не определена, ибо она будет зависеть от того, сможет ли текущая династия усидеть в Дохе и устоять под серьезным внешним давлением, которое может резко усилиться, если США почувствуют, что дрейф Катара в сторону Москвы и Тегерана стал слишком опасен. Тогда может настать время для «демократической интервенции» в Катар с целью свержения «не — демократического и террористического режима».
С помощью структур международных террористических группировок, базирующие в Катаре, Катар имеет большое геополитическое влияние не только в Сирии, в Египте, но и в Ливане.
Трипольское правительство Ливии — это по сути на половину «Братья-Мусульмане», то есть, катарский проект. А маршал Халиф Хафтар — это человек Саудовской Аравии, как и президент Египта  Ас- Сиси. Учитывая, что Катар сейчас в кризисе, а саудиты дружат с Трампом, есть вероятность, что Запад за трипольское правительство «вписываться» не будет. Кстатьи, после вышеуказанного визита Главы МИД Катара Мухаммед бен Абдель Рахман аль Тани 9–10 июня в Москву и его встреч в Москве, в Ливии из тюрьмы «внезапно» был освобожден сын экс-Лидера Ливии полковника Муаммара Каддафи — Сейф Каддафи. Что интересно, после освобождения, Саиф аль-Ислам Каддафи сразу отправился в Восточную Ливию. По оценкам военных экспертов нашей Академии, связка Сейф Каддафи —  Халиф Хафтар (который пользуется поддержкой Египта, ОАЭ и России), вырисовывается все отчетливее. Эта «комбинация» не осталась не замеченной и борьба за власть на развалинах Ливии скорее всего будет обостряться, причем все заметнее становится роль других государств, которые делают ставки на те или иные силы местной гражданской войны. По оценкам наших экспертов, стремления маршала Халифы Хафтара из Киренаики: -стать «новым Каддафи» и объединить под своей властью страну (См. фото № 3, 4, 5). Имеются планы по разделу Ливии на 3 исторические области, которые были до прихода итальянцев сюда: -Триполитанию нужно отдать берберам, Феццан — туарегам, Киренаику – арабам в лице маршала Халифа Хафтара.
«Мятеж берберских наркоторговцев!» — так отзываются о происходящих событиях в Марокко, одном из самых стабильных арабских государств, местные силовики, тогда как участники происходящих там беспорядков заявляют о «Берберской революции» и скандируют: «Да здравствует Рифская (берберская) республика!».
Речь идет о массовых волнениях представителей коренного населения Северной Африки, берберов, выступивших против королевской власти, которая ответила на это арестами и пытками активистов протестного движения Hirak Errif, в том числе и его лидера Насера Зефзафи.
Говоря о начавшейся «Берберской весне», необходимо напомнить, что именно берберы спорят с курдами, кто из них «самая крупная нация мира без государственности». Так, например, если курдов, по разным данным, насчитывается от 16 до 20 миллионов человек, то берберов (с учетом приписываемых к ним туарегов) — от 25 до 30 млн. человек.
Остроту «берберскому вопросу» придает история — берберы считаются коренным населением Северной Африки, появившимся здесь задолго до прихода завоевателей-арабов, потеснивших их из плодородной прибрежной полосы в горы Атласа и пустыню Сахара. Позднее, несмотря на их заслуги в борьбе с французскими и прочими колонизаторами в освободившихся Алжире и Марокко ключевые позиции во власти заняли арабы, приступившие к арабизации национальных «меньшинств», при том, что в Алжире около трети, а в Марокко свыше половины населения является берберским.
Подобное проявление арабского национализма повторилось и в Ливии при Муаммаре Каддафи, где берберы стали одной из главных сил начавшегося против него в 2011 году мятежа и способствовало его гибели.
Однако урок Каддафи судя по всему, ничему не научил лидеров Алжира и Марокко, продолжающих политику всестороннего культурного, экономического и политического подавления берберов. В ряде марокканских районов до сих пор действует запрет называть детей берберскими именами. В алжирском случае наблюдается массовое разочарование берберов от невыполнения властями на практике своих обязательств по приданию их языку т-амазиг официального статуса, который он получил официально с начала 2016 года. На развитие берберского национального самосознания заметно влияет и наличие де-факто независимого берберского государственного образования в Ливии, созданного после краха режима Каддафи на западе страны. Местные берберы, осознавая свою малочисленность, условно поддерживают ливийское правительство во главе с Файезом Сараджем (основным спонсором которого является Катар), не заявляя открыто о своей независимости. Тем самым они выступают против стремления маршала Халифа Хафтара из Киренаики (См. Карту).

Что же касается перспектив берберского движения в целом, то расчет властей на то, что он «выдохнется», не приходится по причине обострения их п роблем и наличия зарубежных независимых руководящих центров.
Берберский радикализм подпитывается извне благодаря прежней дискриминационной политике алжирских и марокканских властей, из-за чего на Западе, особенно во Франции, сконцентрировалась враждебная им берберская интеллектуальная элита, представители которой особенно заметны в руководстве «сепаратистскими» организациями. Это способствует «выковыванию» соответствующей идеологии. Подобная ситуация вызывает растущую озабоченность со стороны властей государств, имеющих берберскую проблему.   Так, со стороны Алжира, звучат обвинения в том, что «сепаратизм» является продуктом «заговора» французских и израильских спецслужб.
Соответственно, в качестве «доказательства» приводятся «западные карты будущего региона», на которых берберские районы выделены как «независимые» государства, подобно «Курдистану».
В свою очередь, алжирские и марокканские власти поочередно обвиняли друг друга в поддержке берберских активистов на территории друг друга, что явно не способствует успеху в борьбе с ними.
Особое внимание при наличии «французского следа» обращается применительно к действиям туарегов за создание в Сахеле (в Мали, Нигере и Буркина-Фасо) собственного «независимого государства Азавад», которые они ведут с момента предоставления независимости французской Африке. Особенно ярко, по мнению представителей алжирских спецслужб, французский «след» проявился в 2007 — 2009 годах во время ограниченной войны в Нигере между Парижем и Пекином за урановые шахты ( См.Турецкая мафия с помощью сирийской нефти и денег китайских олигархов захватывает газовый рынок Европы— http://www.prezidentpress.ru/news/4648-tureckaya-mafiya-s-pomoschyu-siriyskoy-nefti-i-deneg-kitayskih-oligarhov-zahvatyvaet-gazovyy-rynok-evropy.html ).  В любом случае, резкое усиление протестной активности берберов в Марокко свидетельствует о появлении еще одним серьезным вызовом государствам Большого Ближнего Востока.
Возвращаясь к теме урегулировании военно-политической ситуации в Ливии, надо сказать, что за это взялась маршал ( бывший полковник армии Каддафи, предавшим его, примкнувшим к ЦРУ США) Халиф Хафтар ( См. фото военного парада в Тобруке  и
https://www.youtube.com/watch?v=kqNzBYZueVQ ) . Парад войск ливийской национальной армии, которой командует фельдмаршал Халифа Хафтар, состоялся 16 мая 2017 года в Тобруке и был посвящен третьей годовщине начала операции «Достоинство», когда генерал-майор Ливийской национальной армии Халифа Хафтар объявил о начале широкомасштабной воздушной и наземной операции подконтрольных ему частей вооружённых сил против радикальных исламистов в районе города Бенгази, описав её как «поправку на пути к революции». Военное наступление получило кодовое название — Операция «Достоинство». 18 мая операция была расширена до Триполи, что ознаменовал штурм здания Всеобщего национального конгресса.
В течение прошлого года силы Хафтара заняли значительные позиции в восточной и центральной Ливии, включая военные базы, города и нефтяные объекты. Этот парад означает демонстрация силы для следующего шага – для захвата военно- политической власти в Ливии.
Маршал Хафтар ныне может себе это позволить, получая оружие от Египта, ОАЭ и России. Как сообщает французская газета «Le Figaro», ОАЭ поставили режиму маршала Хафтара боевые вертолеты и боевые самолеты, тем самым нарушив эмбарго ООН на поставку вооружений (См. — http://www.lefigaro.fr/flash-actu/2017/06/10/97001-20170610FILWWW00036-libye-les-emirats-brisent-l-embargo-sur-les-armes.php ). Это следует из отчета ООН.

Боевой вертолет Ми-24В (бортовой номер 858) вооруженных сил маршала Хафтара, аэродром Рас Лануф, Ливия, март 2017 года (с) twitter.com/sayed_ridha.
  Согласно отчету экспертов ООН, направленному в мае членам Совета безопасности ООН, «ОАЭ оказывают материальную и непосредственную поддержку Национальной ливийской армии, которая значительно усилила свою авиационную компоненту». Также выросла иностранная помощь вооруженными группировкам в части поставок оружия, обучения и технической поддержки.

(с) twitter.com/sayed_ridha
Эксперты ООН смогли отследить маршрут поставок боевых вертолетов выпущенных в Белоруссии до ОАЭ, и представили фотографии, на которых вертолеты находились на авиабазе Аль-Хадим, расположенной на востоке Ливии и подконтрольной силам маршала Хафтара.

(с) twitter.com/sayed_ridha . На самом деле информация, распространенная ООН, не является новостью, поскольку информация о поставках из Объединенных Арабских Эмиратов поддерживаемому ими национальному ливийскому правительству в Тобруке (Национальные вооруженные силы которого и возглавляет маршал Хафтар) скупаемых в Восточной Европе вертолетов Ми-24 публиковалась и ранее. В частности, в апреле 2015 года тобрукское правительство получило четыре вертолета Ми-24В, приобретенных ОАЭ в 2014 году в Белоруссии.
В отчете Чехии в Регистр обычных вооружений ООН за 2015 год содержится также информация о поставке семи боевых вертолетов в ОАЭ. По имеющейся информации, это были тоже вертолеты Ми-24В (Ми-35) из наличия ВВС Чехии, приобретенные Эмиратами для последующей передачи национальному правительству в Тобруке. Предположительно, первые четыре из этих вертолетов были доставлены в Тобрук из ОАЭ в мае 2015 года ( См. https://twitter.com/Araik_Sargsyan?lang=pt    @anon_bg Azerbaijan and “Silk Way airline” from the Balkans — Bulgaria, Moldova and Albania.
Оружейные поставки сделали его одним из главных претендентов на власть на развалинах Ливии (разрушению которой он сам активно поспособствовал в свое время), а заигрывания с уцелевшими членами семьи Каддафи отражают стремление дополнить накопленный военный потенциал политической и этно-племенной легитимностью, что могут обеспечить родственники Каддафи и сочувствующие им племена. Сейф аль-Ислам представляет собой существенную угрозу сложившемуся порядку в Ливии (особенно если он занял «не ту сторону»), поэтому освобождение сына Каддафи, рассматривается как один из шагов к прекращению гражданской войны.
Связка Сейф Каддафи — Хафтар (который пользуется поддержкой со стороны Саудовской Аравии, Египта и России), вырисовывается все отчетливее. Борьба за власть на развалинах Ливии скорее всего будет обостряться, причем все заметнее становится роль других государств, которые делают ставки на те или иные силы местной гражданской войны. Сын Муаммара Каддафи Сейф-аль-Ислам, освобожден боевиками Зинтана, которые удерживали его почти 6 лет с ноября 2011 года. Сейф был захвачен в период окончательного уничтожения Джамахирии и длительное время над ним висела угроза смертной казни, к которой его приговорили в 2015 году.
Но с тех пор ситуация в Ливии стремительно меняется. ... Еще в мае появлялись сообщения о том, что представители семьи Каддафи комплиментарно отзывались о Хафтаре, а сам он не прочь способствовать возвращению во власть некоторых функционеров режима полковника Каддафи -, тем более, что еще в марте одним из руководителей военной администрации Сирта был назначен человек занимавший достаточно высокое положение в военной иерархии при Каддафи ( См. — https://svpressa.ru/war21/article/174172/ и http://www.middleeasteye.net/news/what-were-egypts-real-goals-striking-libya-972424695 ).
Главный вопрос заключается в том, какая из местных политических сил будет блокироваться с каддафистами, у которых с одной стороны очень слабый силовой ресурс, но с другой стороны — есть существенный политический капитал и поддержка простых ливийцев, которые могут позволить любой из сил, которая будет с ними блокироваться, существенно нарастить свое влияние в Ливии.
Например, можно предположить сценарий альянса с Хафтаром, который уже получает  оружейную подпитку от России и представители которого периодически приезжают в Москву, что уже само по себе вызывает истеричные реакции у НАТО, так как от бывшей ЦРУ-шной креатуры такой «подлости» не ожидали, ибо в Брюсселе опасаются, что Россия руками Хафтара, хочет «досаждать» НАТО в Ливии.
Сам Хафтар вряд ли сможет возглавить Ливию, но такой человек как Сейф на посту руководителя государства (аккумулируя народную поддержку) и Хафтар на посту министра обороны (за счет имеющегося силового ресурса), делает такую схему более реалистичной. С другой стороны, западные марионетки будут стремиться к тому, чтобы Сейф поддержал «легитимное правительство» Ливии и не влился в ряды его многочисленных врагов. Так что выход Сейфа на свободу, это только начало большой интриги, которая может существенно перекроить ливийские военно-политические расклады. Мы не думаем, что у Сейф-аль-Ислама Каддафи есть политическое будущее, но его попытаются использовать в своих интересах нынешние «полевые командиры» и даже внешние геополитические центры, как Москва, Рим или Каир. Если Каддафи удастся возглавить местечковое правительство и сплотить вокруг себя часть бывшего гос — аппарата, то сразу же начнется война. Предполагаем, что в таком хаосе у ЦРУ достаточно возможностей ликвидировать его, если США это будет очень нужно, тем более за зверское убийство своего посла С. Кристофера, 11 сентября 2012 года в Бенгази ( См.- фото № 6 и https://consortiumnews.com/2017/07/07/hiding-us-lies-about-libyan-invasion/ )…
Продолжение следует.
Араик Саргсян, академик, Президент Академии Геополитики.
Гагик Манукян, военный эксперт, полковник.

http://rusdozor.ru/2017/07/10/liviya-mezhdu-ambiciyami-marshala-xaftara-i-emira-katara/
Пётр Невеликий
01.10.2017 15:45
Ливия в корне отличается от Сирии - тут с автором не поспоришь, Но методы там должны работать всё те же - душить тех, кто подрывает спокойствие, не стесняясь в средствах, а любые проявления доброй воли всячески поддерживать. Вот только с нашими ВКС там лучше не показываться - нарвёмся. А вот прийти с гумкой и бизнесом - особенно нефтегазовым - сейчас самое время. Они сами просятся, так скажите "да", не мнитесь... Ещё одну атомную "Тажуру" (закрытый атомный центр, который мы делали по заказу настоящего полковника Каддафи) можно начать строить

Эксклюзив
26.04.2018
Владимир Малышев
Растет число западных журналистов, считающих политику оголтелой русофобии безумной.
Фоторепортаж
26.04.2018
Подготовила Мария Максимова
В Париже проходит мультимедийная выставка «Новомученики и исповедники Церкви Русской».

Создание сайтов Создание сайтов в Киеве