Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
4 мая 2018
«Французское СНГ»: пример для России

«Французское СНГ»: пример для России

Опыт Франции по укреплению национального влияния в ее отдаленных регионах остается уникальным
Алексей Чичкин
10.07.2009
«Французское СНГ»: пример для России

О Франции известно, прежде всего, что это одна из влиятельнейших держав в мире. По экономическому потенциалу Пятая Республика является одним из мировых лидеров. Наконец, французская нация - одна из древнейших в мире. Но редко кто вспоминает о том, что Франция расположена на всех материках и океанах. Французские территории имеются в Северной, Южной Америке, в бассейнах Атлантического, Индийского, Тихого океанов и даже… вблизи Антарктиды.

Еще в 1943 году генерал Шарль де Голль заявил: «Мы – государство мирового значения, а не только европейского», что воплощается и современной Францией. Лишь одно тому подтверждение: Франция, ратифицировав Конвенцию по морскому праву (1984 г.), благодаря своим зарубежным территориям контролирует огромные водно-ресурсные пространства : общая площадь французской морской акватории превышает 4,7 млн кв. км (это равнозначно почти половине территории США) . Неудивительно, что французские владения при международных грузовых перевозках трудно обойти. По данным французских источников, ежегодно казна Франции получает до 220 млн. евро именно за счет международного транзита через свои "заморские" департаменты-территории.

Еще в 1940-1970-х годах Франция разработала, применила и постоянно обновляет такой механизм взаимоотношений со своими зарубежными территориями и бывшими колониями, что тем и другим выгодно оставаться в составе Франции или ориентировать на нее свою экономику и внешнюю торговлю.

Этот уникальный опыт вполне может быть востребован в России и для России. В контексте не только административного и экономического управления ее отдалёнными территориями, но также развития финансово-экономической интеграции России со странами СНГ.

Достаточно, в этой связи, отметить, что даже в годы фашистской оккупации большей части европейской Франции (1940-1944 гг.), почти все ее зарубежные территории не только остались в составе Французского государства, но и, подчеркнем, стали главными базами, в том числе экономическими, общефранцузского сопротивления фашизму. Кстати, золотой запас Франции в годы оккупации был вывезен на французский карибский остров Мартиника и хранился там до 1945 года. А затем те же территории смогли стать "точками отсчета" в обеспечении ресурсами и кадрами восстановления и развития Французской Республики. Потому что еще в годы войны руководителем «Сражающейся Франции» генералом Шарлем де Голлем были разработаны основы долговременной социально-экономической, административно-политической и военной политики французского государства в его зарубежных территориях (Браззавильская Декларация 1944 года). Точнее - в рамках Французского Сообщества - своего рода, "французского СНГ".

Да и сегодня многие франкоязычные страны, которые были в составе Французского Союза (1950-1970-е гг.), как и зарубежные французские территории, являются составной частью, во-первых, экономики Франции, а во-вторых - франкофонного экономического, военно-политического и культурно-языкового пространства. Разве всё это - не предмет для изучения?..

Тем временем, российские регионы, в том числе отдалённые от Центрально-Европейской России, в последнее время устанавливают прямые связи именно с зарубежными французскими территориями.

Это связано и с востребованностью в РФ опыта взаимодействия Парижа ("Центра") с отдалёнными регионами Франции. Так, письмо от мэра Владивостока Игоря Пушкарёва в адрес администрации города Нумеа – столицы французской Новой Каледонии, что в Тихом океане, взял с собой 9 апреля 2009 года в обратный путь, то есть в ту же Нумеа, командир фрегата «Вандемьер» французских ВМС, капитан второго ранга Фредерик Бенон. А в том письме - предложение об установлении побратимства между Владивостоком и Нумеа. В Нумеа с этой идеей согласились.

А ведь в самом деле: тому же Владивостоку вовсе необязательно иметь побратимские связи - через всю Евразию - например, с портовыми городами Бордо или Марсель, что в европейской Франции. Намного проще перекинуть куда более короткий «мост дружбы» в тихоокеанскую Новую Каледонию - французский заморский департамент. Впрочем, в составе Франции - почти все острова в южной и юго-восточной акваториях Тихого океана, объединенные в рамках департаментов-территорий Французская Полинезия, Новая Каледония, Уоллис и Футтуна. Но что интересно: те из этих островов, которые были открыты русскими мореплавателями, и сегодня имеют русские названия - Беллинсгаузена, Крузенштерна, Лисянского. Иными словами, тихоокеанская нить между Россией и Францией - самая дальняя и едва ли не самая давняя...

Что касается современной политики Франции в ее зарубежных территориях, в том числе экономической, премьер-министр Пятой Республики Франсуа Фийон весной 2009 г. представил план долгосрочного экономического развития острова Гваделупа (около 1200 кв. км), расположенного в Карибском регионе. Рядом с другим французским островом - Мартиника. Если реализация этого плана, уже осуществляемого, покажет его эффективность, аналогичный документ вскоре будет реализован на Мартинике и на расположенных на юго-западе Индийского океана французских островов Майотта и Реюньон, экономики которых схожие с гваделупской.

Если вкратце, упомянутый план предусматривает, в частности, повышенные цены на местную продукцию, поставляемую в европейскую Францию; субсидирование низких цен и тарифов в самой Гваделупе; стимулирование развития мало- и среднемощных предприятий по переработке разнообразного местного сырья, как и сырья из европейской Франции; уменьшение квот на ввоз на Гваделупу тех товаров и услуг из европейской Франции, которые в достаточном для местного спроса объеме производятся или могут в таком объеме производиться на Гваделупе; повышение пособий по безработице до уровня, превышающего на 15% прожиточный минимум на острове; стимулирование местных систем бесплатного образования и лечения. Схожие меры административно-экономического регулирования применяются в остальных зарубежных территориях Франции. Такой опыт может представлять не только информационно-научный, но и практический интерес в плане стимулирования социально-экономического развития, например, Калининградской, Сахалинской, Мурманской, Магаданской областей, Камчатского, Приморского, Хабаровского краёв.

Между тем, во властных структурах и экспертном сообществе Калининградской области в последнее время активно обсуждается вариант её статуса, аналогичного с французскими "заморскими" территориями.

Эту идею поддерживает Полпред Президента РФ в Северо-Западном федеральном округе Илья Клебанов: по окончании состоявшегося в марте 2009 г. заседания экспертного совета по вопросам развития Калининградского региона он заявил, что, "по-моему, статус заграничной территории, помимо того, что фиксирует ситуацию определенной географической оторванности региона, одновременно показывает, как эту оторванность надо ликвидировать, по примеру французского опыта". Эта оценка созвучна непосредственно французской: "Именно заморские департаменты и территории являются катализатором удивительной стабильности и "многоликости" Пятой Республики, - убеждён Жан-Поль Вирапуйе, сенатор Французской Республики от Реюньона в 2003-2008 гг. - Например, заморские департаменты Мартиника, Гваделупа, Гвиана и Реюньон пользуются теми же правами и той же правосубъектностью, что и европейские департаменты метрополии".

В отношении же большинства бывших французских владений, - с 1960-х годов существует, в рамках Французского Сообщества, единое финансово-экономическое пространство с Францией, которое с 1960-х выпускает для большинства этих стран африканский франк ("Франк КФА"), привязанный к евро. Да и сегодня объемы эмиссии этого франка регулярно оговариваются Францией с этими государствами. Столь отработанная финансово-экономическая система позволяет многим франкоязычным странам - экс-французским территориям - предотвращать «долларизацию» и ее последствия, иметь стабильно выгодные торговые отношения с бывшей метрополией, покрывать госбюджетный и внешнеторговый дефициты с помощью французского казначейства. Политическая значимость такой системы, в том числе для самой Франции, тоже очевидна. Так, эти страны получают повышенные на длительный период цены на свою продукцию и услуги, вывозимые во Францию (в том числе в ее зарубежные территории); льготные условия кредитования; пониженные цены на импортируемую из Франции продукцию. Действует также механизм взаимных ценовых компенсаций, исключающий внезапные перепады цен и объемов поставок во взаимной торговле в случае неблагоприятной мировой конъюнктуры по конкретным товарам.

Эти и другие факторы позволяют Франции сохранять также и свои военные базы в ряде экс-французских территорий. Сегодня они существуют в Чаде и Центральноафриканской республике, Габоне и Сенегале, Котт-Дивуаре и Джибути.

Иными словами, "французское СНГ" имеет пусть не идеальные, но отлаженные механизмы, которые могут быть применимы во взаимоотношениях России со странами СНГ - например, при формировании общего таможенно-экономического пространства и зоны свободной торговли.

Такова точка зрения многих аналитиков большинства постсоветских стран - России, Белоруссии, Молдавии, Азербайджана, Армении, Казахстана, Туркмении, Узбекистана.

Кроме того, европейская Франция давно и успешно проводит переселенческую политику в своих зарубежных территориях-департаментах: доля европейских французов в общей численности жителей "заморской" Франции уже давно превышает 65%. Играет важную роль и тот факт, что в заморских департаментах очень ограничены «нефранцузское» предпринимательство, использование иностранных валют и вообще запрещены оффшорные зоны (!). А, например, группы школьников, студентов и выпускников вузов из европейской Франции уже которое десятилетие регулярно направляются в "заморскую" Францию - не только для ее лучшего понимания, но и для работы, по официальной терминологии, в "институтах труда, обучения, исследований и взаимопознания"...
Впрочем, столь "пространное" расположение Франции давно вызывает недовольство в США и Великобритании. Заметим, в этой связи, что еще в 1943 году в Каире, на совещании Рузвельта и Черчилля было решено способствовать постепенному вытеснению Франции из Азии и Тихого океана.

Францию можно считать и примером отношения руководства страны к своей языковой культуре и культуре нации. Она очень ревностно относится к присутствию французского языка и французской культуры в мире.

Конечно, распространение французского языка началось за счёт наличия ранее у Франции значительной колониальной империи. Но в начале 1960-х она распалась, и потребовался новый механизм сохранения французского культурно-языкового присутствия. Франция выработала его: это Международная организация франкофонии (МОФ). Причем главным инициатором ее создания был президент Сенегала - бывшей французской колонии - Леопольд Седар Сенгор, публицист и поэт.

В МОФ ныне участвует 55 государств, причём не все из них когда-либо входили в состав "Французской колониальной империи". Например, в эту структуру входят Болгария, Румыния, Албания, Молдавия. 20 марта ежегодно отмечается международный день франкофонии. К этому празднику регулярно присоединяются и страны, не входящие в состав МОФ. Система взаимодействия Франции с экс-французскими территориями и с зарубежьем в целом способствует не только распространению французской культуры, но также большей эффективности «диаспоральной» и внешней, в том числе внешнеторговой, политике. Опыт создания такой системы несомненно может быть использован и Россией в отношении СНГ.

Словом, развитие взаимодействия России с "заморской" Францией взаимовыгодно во многих отношениях. Хотя бы потому, что Франция - та держава, границы которой и, соответственно, география сотрудничества с которой охватывают все регионы мира. А опыт сохранения и усиления французского присутствия в бывших территориях Франции, как в отдаленных территориях нынешней Франции, имеет практическое значение для России.

Наше досье

Военные и разведывательные объекты Франции расположены во всех ее заморских департаментах, а ракетный полигон в Куру, что на побережье Французской Гвианы и атомный центр на о. Муруроа (вблизи Таити) являются одними из самых крупных в мире. Во всех заморских департаментах обустроены военно-морские и военно-воздушные базы, которые постоянно «навещают» корабли французского ВМС. По данным Лондонского Института стратегических исследований (2008 г.), по уровню постоянного зарубежного военного присутствия Франция ныне уступает только США.

Ряд французских военных объектов находится в непосредственной близости у американских границ. К примеру, в Западном полушарии Франции располагает небольшими островами Сен-Пьер и Микелон, где с конца 1930-х расположены (ныне усовершенствованные) станция радиоэлектронной разведки и база для подводных лодок. Там же – крупный рыбный порт, конкурирующий с соседними канадскими портами. Важно и то, что эти острова находятся вблизи франкоязычного Квебека. Так что близлежащие французские острова не могут не вызывать у Вашингтона желания их «экспроприировать» или хотя бы объединить с Канадой.

Схожее отношение к французским территориям у США и в других регионах мира. Так, США, Австралия и Новая Зеландия (часто – вместе с Японией) обращаются в ООН с требованием деколонизации принадлежащих Франции островов в южной части Тихого океана. Это департаменты Французская Полинезия (почти 3 тысячи островов), центром которой является знаменитый остров Таити, Уоллис и Футуна (севернее Новой Зеландии) и другие островные владения.

Важнейший форпост Франции в Тихом Океане – отличающаяся особым порядком управления Новая Каледония, где метрополии с огромным трудом, но в основном экономически, удалось нивелировать сепаратизм коренных жителей полинезийцев-канаков. Новая Каледония занимает пятое место в мире по запасам никелевой руды и седьмое – по объемам экспорта никелесодержащих продуктов. Там же сосредоточены крупные ресурсы меди, кобальта, хрома, редкоземельных металлов, разведаны урано-ториевая и титановая руды. Более половины объемов экспорта «новокаледонской продукции» вывозится во Францию, как, впрочем, и из других заморских департаментов.

На северо-восточной оконечности тихоокеанских владений Франции находятся острова Клиппертон и Вилль-де-Тулуз, расположенные вблизи границы морской экономической зоны Мексики. В этих пунктах также размещены станции слежения, аналогичные действующим на Сен-Пьере и Микелоне. Благодаря этому вся Северная Америка «просматривается» Францией. Учитывая тот факт, что подобная станция есть еще и в европейской Франции (вблизи Гавра) – на той же 50-й параллели, где находятся Сен-Пьер и Микелон, Париж получает возможность контролировать и атлантическую акваторию между Америкой и Европой. Это, естественно, тоже крайне нервирует Пентагон. Еще в 1941-м США и Канада хотели оккупировать эти острова, но их опередил "деголлевский" десант...

В бассейне Индийского океана Франции принадлежит ряд островов его южной акватории, объединенные в департамент Кергелен (Кергелен, Сен-Поль, Новый Амстердам и др.), находящихся как бы посередине между Африкой, Антарктидой и Австралией. Установленные там радары просматривают почти весь Индийский океан, а рыбопромысловые объекты, особенно на Кергелене, являются крупнейшими в регионе. В западной части Индийского океана находится островной департамент Майота, расположенный в треугольнике ЮАР–Мозамбик–Мадагаскар. Это – один из крупнейших (вместе с Джибути) военных форпостов Франции в Африке, на нем размещены крупные базы ВМС и ВВС.

Департамент Майота включает в себя не только одноименный остров, но и почти все острова в Мозамбикском проливе (Европа, Жуан-ди-Нова, Бассас-да-Индия, Глорьез, Гейзер ), фактически контролирующие большинство внешнеторговых перевозок ЮАР, Мадагаскара и Мозамбика. На шельфе этих островов разведены крупные ресурсы нефти. Севернее же Мадагаскара (вблизи Сейшельских островов) находится департамент Реюньон (остров рядом с Маврикием и прилегающие территории).

Департамент Реюньон является одним из основных поставщиков в европейскую Францию сахарного тростника, сизаля (тропического льна), гвоздики и разнообразного парфюмерного сырья. В состав департамента входит также расположенный намного севернее Реюньона «разведывательный» остров Тромлён, на котором также расположены станции слежения.

Наличие французских военных объектов на Кергелене, Майоте и Тромлене ставит под сомнению монополию США и Великобритании, обладающих базами на архипелаге Чагос (на острове Диего-Гарсия и др.) на стратегическое военное присутствие в Индийском океане.

В Карибском море Франция владеет двумя крупными островами – Мартиникой и Гваделупой, где функционирует ряд стратегических предприятий. Важнейшее из них – крупнейший в Карибском регионе нефтеперерабатывающий завод в столице Мартиники Фор-де-Франсе.

Главная опора Франции в Латинской Америке – департамент Гвиана (почти равна Португалии или Венгрии по территории). Феномен сохранения французской Гвианы за метрополией обусловлен не только жестким пресечением местного, преимущественно индейского, сепаратизма и наличием почти двадцати тысяч французских солдат и офицеров (в том числе из Иностранного Легиона), обеспечивающих безопасность ракетно-космического полигона Куру (вблизи административной столицы Гвианы – Кайенны).

Важно также и то, что сепаратистские движения не поддерживаются соседними странами, которые, продавая свои товары в Гвиане, фактически осуществляют поставки непосредственно в регион Евросоюза. Это минимум вдвое удешевляет транспортные и смежные расходы латиноамериканских государств, торгующих с ЕС. Те же выгоды в торговле с ЕС имеют соседи заморских департаментов Франции в других регионах мира. Именно поэтому большинство стран – соседей зарубежной Франции выступают против ее деколонизации. Однако США не дают Парижу возможности вступить в Панамериканскую зону свободной торговли и Азиатско-Тихоокеанское экономическое сообщество. Правда, Франции еще в 1980-х годах удалось создать в пику Вашингтону Ассоциацию сотрудничества стран бассейна Индийского океана. Ныне обсуждается вопрос о трансформации этой структуры в экономическое содружество типа АСЕАН.

Контроль над заморскими департаментами приносит много практических выгод и самой Франции. Как считает лидер французских националистов ("ультра-голлистов") Жан-Мари Ле Пен, «жесткая, подлинно национальная политика в отношении иностранного присутствия в зарубежной Франции, в сочетании с максимальным учетом социально-экономических интересов как французских поселенцев, так и этнически иного населения, позволит Франции сохранить статус и влияние великой державы».

Но американское давление на Париж с целью «открытия» зарубежной Франции для Соединенных Штатов усиливается. Особенно активно американцы будут требовать деколонизации большинства французских тихоокеанских островов – тех, что примыкают к Северной Америке (Клиппертон, Вилль-де-Тулуз, Туамоту, Тубуаи), конкурирующих с тихоокеанскими позициями США.

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Анатолий
23.04.2018 21:24
Статус заморских территорий для СНГ не подходит. Тем более для территорий России, которые находятся на её окраинах. Это признание их бывшими колониями, что не отражает действительности, это создание благоприятных условий странам для претензий на нашу территорию. Клинтон уже озвучила свои взгляды на Сибирь, а пятая колонна во власти из её диаспоры у нас в стране ей подпевают каждый по своему, но ведущие к одной цели.

Эксклюзив
26.04.2018
Владимир Малышев
Растет число западных журналистов, считающих политику оголтелой русофобии безумной.
Фоторепортаж
26.04.2018
Подготовила Мария Максимова
В Париже проходит мультимедийная выставка «Новомученики и исповедники Церкви Русской».

Создание сайтов Создание сайтов в Киеве