Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
4 мая 2018
Американский посол – прототип Воланда?

Американский посол – прототип Воланда?

Персонажи романа М. Булгакова до сих пор остаются загадкой
Владимир Малышев
20.04.2016
Американский посол – прототип Воланда?

Сегодня уже всем известно, какую зловещую роль играют послы США в переворотах и «цветных» революциях, однако первым это заметил еще писатель Михаил Булгаков, 125 лет со дня рождения которого исполняется в мае.

…В апреле 1930 года случилась трагедия. Пустил себе пулю в лоб Владимир Маяковский, затравленный критиками и равнодушием властей. Буквально через несколько дней в квартире другого литератора – Булгакова зазвонил телефон. Звонили из секретариата Сталина.

Булгаков, который тоже был на грани отчаяния и написал властям письмо с просьбой выпустить его за границу, сначала подумал, что это – розыгрыш. Но трубку действительно взял сам вождь: «Что, мы вам очень надоели?» – неожиданно спросил он.

Надо перенестись в те времена, чтобы понять, что тогда означал такой звонок. Это было, как если бы сегодня к вам обратился сам Господь Бог, властный кого угодно возвысить или погубить. Причем Сталин позвонил писателю, который в те времена вовсе не числился в Москве в списках знаменитостей первой величины. Наоборот! Сам Булгаков собрал 298 «враждебно-ругательных» отзывов на свое творчество и только три – положительных.

У Михаила Афанасьевича вообще была самая неподходящая для советских времен биография: непролетарское происхождение: отец - профессор Духовной академии, участие в Белой армии, да и само его творчество ясно показывало, что автор, используя слова его героя профессора Преображенского, явно «не любил пролетариат». А потому за писателем постоянно следило ОГПУ, на него поступали доносы, советская печать его поносила и оплевывала. Однако, несмотря на все это, Булгаков в те жестокие времена уцелел. Почему?

Одна из версий ответа – Булгакову тайно покровительствовал Сталин. Его пьесу «Дни Турбиных», которую яростно громила официальная критика, вождь смотрел… около 20 раз! А ведь героями ее были вовсе не большевики, а царские офицеры, щеголявшие на сцене в погонах и мундирах, за одно хранение которых в то времена без разговоров ставили к стенке. Мало того: когда к Сталину пришло письмо от одного из видных литераторов с требованием запретить «Дни Трубиных», то вождь выступил в защиту.

«Пьеса не так плоха, ибо она дает больше пользы, чем вреда. «Дни Турбиных» есть демонстрация всесокрушающей силы большевизма, если даже такие как Турбины вынуждены сложить оружие и покориться воле народа», – заявил Сталин.

Он не только позвонил опальному писателю, но и предложил ему работу. Мало того, сказал, что хотел бы лично с ним встретиться и поговорить. Поговорить с тем, кого тогда в советских газетах открыто называли «белогвардейским отродьем»! Это было настолько невероятно, что поразило Михаила Афанасьевича до глубины души. С трепетом и нетерпением ждал он нового звонка, ожидая обещанной встречи. Однако звонка не последовало, и со Сталиным Булгаков так никогда не встретился…

Яд зависти

Разумеется, слухи о звонке Сталина Булгакову сразу стали известны всей Москве, и вызвали у его прежних хулителей яростную зависть. Хотя писатель получил работу во МХАТе, и его пьесы снова появились на сцене, а сочинения начали принимать к печати, доносы на него стали еще более ожесточенными, а интриги все коварнее. Кто-то подбросил для опубликования за границей пьесу Булгакова «Зойкина квартира», куда вставили упоминание в негативном смысле о Сталине. Стали распространять слухи, будто Булгаков – морфинист и душевнобольной и только и думает, как бы поскорей вырваться из СССР. И это в то время, когда писатель жил ожиданием нового звонка и обещанной беседы с вождем. Это стало наваждением его жизни. Конечно же, вся негативная информация о Булгакове передавалась Сталину и не могла его не шокировать. Но, тем не менее, вождь все же разрешил Булгакову написать о себе самом пьесу «Батум», похвалил ее, хотя потом и запретил ставить на сцене.

Есть, конечно, и другое объяснение таинственного звонка. Что это было всего лишь коварной игрой диктатора, который таким способом забавлялся с людьми, как кошка с мышкой, то сжимая жертву когтями, то, на время, ослабляя смертельную хватку. Как все было на самом деле, мы никогда уже не узнаем. Тем не менее, факт остается фактом: Сталин Булгакова не уничтожил. Хотя, конечно, знал, что он тайно пишет «антисоветский роман» «Мастер и Маргарита». Быть может, вождь даже испытывал некое тайное удовлетворение, понимая, что под именем таинственного персонажа его романа – всемогущего Воланда – автор имеет в виду именно его. И Сталин дал Мастеру дописать произведение, оставив его на свободе, и только потому эта книга все-таки дошла до нас.

Но кого все-таки имел в виду Михаил Булгаков, описывая в своем легендарном романе «Мастер и Маргарита» всемогущего Воланда? Кто на самом деле был его прототипом? Большинство считает, что речь идет о дьяволе, неожиданно посетившем сталинскую Россию. На то, что булгаковский Воланд – дьявол, казалось бы, прямо указывает эпиграф к роману, взятый из «Фауста» Гете: «Я часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо». Эти слова принадлежат Мефистофелю, а потому логично предположить, что под именем Воланда Булгаков вывел в своем романе именно его. К тому же об этом говорит и одно из первых названий книги: «Консультант с копытом». Известно, кто щеголял по страницам литературных произведений с копытами и хвостом.

Однако автор известной только узкому кругу специалистов книги «Эрос невозможного. История психоанализа в России» Александр Эткинд выдвинул версию о том, что на самом деле реальным прототипом Воланда в романе Булгакова был… первый посол США в СССР Уильям Буллит (на фото). 

Мог быть на равных с кем угодно

Он приехал в СССР в 1933 году, сразу после установления дипломатических отношений между США и советской Россией. За океаном Буллит был довольно влиятельным политиком и сыграл важную роль в международной политике США перед Второй мировой войной. Выходец из состоятельной семьи в Филадельфии, Буллит учился в престижных университетах Йеля и Гарварда. После окончания учебы отправился военным корреспондентом в Европу, когда там вовсю бушевала Первая мировая война. В 1917 году перешел на работу в Госдепартамент. В России впервые побывал в 1919 году, куда его послал президент Вудро Вильсон для переговоров с советским правительством. Согласно его воспоминаниям, Ленин обещал тогда американцам, что большевики готовы отказаться от многих территорий          царской России, включая Украину, Западную Белоруссию, Крым, Кавказ, весь Урал и Сибирь с Мурманском в придачу. «Ленин, – писал Буллит, – предлагал ограничить коммунистическое правление Москвой и небольшой прилегавшей к ней территорией, плюс город, известный теперь, как Ленинград». Буллит был от Ленина в восторге. Тот тоже тепло отнесся к симпатичному американцу, называл его своим другом.

Однако правительство США, озабоченное лишь получением репараций, без интереса отнеслось к предложениям большевиков, которые привез Буллит. В знак протеста он ушел в отставку. Однако в 1933 году, когда президентом был уже Рузвельт, Буллит получил назначение послом в СССР. Известный американский дипломат Дж. Кеннан вспоминал: «Мы гордились им… Буллит был очаровательным, блестящим, хорошо образованным, наделенным фантазией светским человеком, который в интеллектуальном плане мог быть на равных с кем угодно».

Прием в Спасо-Хаусе

В апреле 1935 года в особняке американского посольства на Арбате Буллит дал невиданный еще в Москве прием. На специальном самолете из Хельсинки привезли тысячу тюльпанов, в одном конце посольской столовой установили в кадках березки и заставили их распуститься раньше времени, доставили из зоопарка козлов, козлят, петухов и даже медвежат, устроив нечто вроде «колхоза в миниатюре». За специальной сеткой летали диковинные певчие птицы. Развлекали гостей чешский джаз-банд и цыганский оркестр с танцовщиками.

На приеме, названном «Фестивалем весны», было около 500 приглашенных – вся московская элита: члены Политбюро, маршалы Красной армии, знаменитые артисты, писатели и режиссеры. Не было только Сталина. Собрались все в полночь. Гости, кроме военных, явились во фраках, что было в тогдашней Москве невиданным делом. Столы ломились от самых изысканных закусок, икры, осетрины, первейшей, конечно, свежести, и редких напитков, привезенных из Европы. Начался грандиозный бал, который закончился только под утро, когда маршал Тухачевский, под аплодисменты гостей, исполнил лезгинку вместе со знаменитой балериной Лепешинской.

Был среди гостей и Михаил Булгаков. К этому времени он уже сблизился с американским послом, который установил тесные связи с культурной элитой Москвы. Никто еще в СССР не видел такого бала. Зловещую особенность разнузданному и, казалось, беспечному веселью, придавал тот факт, что в американском посольстве пили и плясали все вместе – и палачи, и их будущие жертвы: очень многие участники торжества скоро оказались в подвалах Лубянки или в лагерях. Была уничтожена практически вся московская элита. Смертельного ужаса, который, казалось, витал в воздухе над участниками «Фестиваля весны», не мог не ощутить чувствительный Булгаков.

Жена писателя говорила потом, что в знаменитой сцене фантастического бала у сатаны, описанной в его романе, «отразился прием у У. К. Буллита, американского посла в СССР».

Булгаков и Буллит познакомились во МХАТе, куда пришли на спектакль «Дни Турбиных». После чего писатель часто бывал в посольстве США, обедал вместе с послом, и даже приглашал его к себе домой. Любопытно, что в разговорах Буллит называл Булгакова «Мастером», хотя, конечно, в глаза еще не видел его романа. А в первых редакциях «Мастера и Маргариты», написанных до появления Буллита в Москве, не было еще ни Мастера, ни Воланда. Как раз в эти годы Булгаков пытался выехать за границу, уже подал документы на выезд, ему оформляли заграничный паспорт, который потом так и не выдали. Быть, может, он надеялся, что в этом ему поможет всемогущий американский посол? Человек из другой страны, способный на причуды, озорство и самые неожиданные поступки, Буллит вполне подходил на роль загадочного «иностранного специалиста». Кроме того, как и Воланд, посол был лыс и обладал вполне магнетическим взглядом. Есть и невероятные совпадения в биографиях самого Булгакова и Буллита. Так, они родились в одном и том же году, а одним из ранних псевдонимов Булгакова было имя М. Булл.

Безумная мечта

Анализируя все эти совпадения, Александр Эткинд приходит к выводу, что «Воланд оказывается Буллитом, безумной мечтой Мастера – эмиграция, а роман читается, как призыв о помощи. Неважно, будет ли она потусторонней или иностранной, гипнотической, магической или реальной».

Как мы уже отмечали, Булгаков мучился, ожидая чуда – звонка от Сталина. Но чуда не произошло. И Буллит не мог помочь. В 1935 году посол писал Рузвельту, имея в виду бесследно исчезавших в подвалах Лубянки людей: «Я не могу, конечно, ничего сделать для того, чтобы спасти хотя бы одного из них».

Веселый и озорной, подружившийся с Лениным, Буллит сначала с большим любопытством и даже симпатией относился к «советскому эксперименту», но уехал из Москвы, где свирепствовали репрессии, убежденным антисоветчиком.

Любопытно, что он тоже написал книгу. Но не о Воланде и Москве, а о президенте США Вудро Вильсоне. Однако эпиграф у нее был такой же, как и в романе «Мастер и Маргарита»: «Я часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо».

Но сделать благо для России – спасти Булгакова – гения русской литературы от медленного умирания в советской Москве, даже он не смог. Впрочем, говоря о литературных аналогиях, даже довольно убедительных, не надо забывать о том, что сказал однажды сам Булгаков одному из своих друзей: «У Воланда никаких прототипов нет. Очень прошу, имей это в виду».

Между тем Сталин, хотя больше сам не звонил Булгакову, пристально следил за тем, как живет и, что делает писатель, творчество которого он высоко ценил. Когда Булгаков умер, то в тот же день в его квартире снова раздался звонок из сталинского секретариата. «Что, товарищ Булгаков умер?» – спросил неизвестный. «Да, умер», – последовал ответ. На другом конце провода положили трубку. Никогда и никому из писателей в СССР так после смерти не звонили. А, может, впрочем, звонили вовсе не из секретариата?..

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

СБ
31.12.2017 20:55
Вовремя нужно Эткинда читать, чтобы не пересказывать сравнительно давних открытий
Панджшер
22.07.2016 10:13
Полно с ума-то сходить.
Станислав Зотов
16.05.2016 2:07
Всё-таки автор не делает окончательного вывода, что Буллит это Воланд и упоминает версию о Воланде - Сталине, что является наиболее верной версией. Воланд ведь в романе всемогущ, а американский посол вовсе не всемогущ, а Сталин - да. Буллит может быть прототипом какого-нибудь мелкого беса, которых у Булгакова во множестве. Наконец, и роман свой Булгаков начал писать ещё в 1929 году, а автор говорит, что Буллит приехал в Москву только в 1933. Автор не заметил этой неувязки. Хотя аналогия между пиром у американского посла в 1935 году и балом сатаны в романе интересна, видно она что-то дала Булгакову при доработке сцены этого бала в романе.
И.Якут
25.04.2016 17:53
1. Изложенная Эткиндом версия - весьма и весьма сомнительна. А о загадочном романе Булгакова будут спорить долго, как и о загадочной улыбке моны Лизы.
2. Про нелогичное поведение Сталина: по существу, он выступал как контрреволюционер и престолонаследник царской России. Другое дело - его подозрительность, доведенная до абсурда, стоила жизни десяткам и сотням тысячам людей, не имевших отношения к троцкизму. Еще уместно высказывание Кагановича - он помнил шесть разных Сталиных.
3. Скорее всего, ларчик просто открывается в отношении "власти" к Мастеру: Булгаков был гением, и дядюшка Джо это отчетливо понимал. В качестве подтверждения этого приведу другой пример - США не приговорили Абеля (Фишера) к высшей мере за шпионаж (а дали 30 лет) по тому же самому критерию - его интеллектуальный уровень был сродни гениальному.
ortodox
21.04.2016 16:14
Странный вывод о плодовитом писателе
(кстати- не скрывавшем своей оппозиционности), работавшем в СССР почти до самой войны. Написавшем и издавшем в 20-30-е годы полтора десятка повестей, романов,  театральных пьес, киносцнариев, десятки рассказов и фельетонов.... Пытавшемся даже поставить пьесу о Сталине ( что автор "забыл" упомянуть )
И в ИТОГЕ ВЫВОД АВТОРА;"Сталин не стал его убивать".

Это СЕЙЧАС многих талантливых писателей в России "не стали убивать"- а просто оставили без куска хлеба и работы.
И в отличие от М. Булгакова- о них мы ничего не знаем и не узнаем никогда.

Наташа
20.04.2016 15:23
Хочу только напомнить, что точно также Сталин спас Михаила Шолохова от преследования областного НКВД. Шолохову пришлось чуть ли не пешком добираться в Москву, скрываясь от преследователей. И Сталин спас его. А ведь "Тихий Дон" как и "Дни Турбиных" не является советской пропагандой. Личный советник Сталина был из дворянской семьи, офицером царской армии.

Эксклюзив
26.04.2018
Владимир Малышев
Растет число западных журналистов, считающих политику оголтелой русофобии безумной.
Фоторепортаж
26.04.2018
Подготовила Мария Максимова
В Париже проходит мультимедийная выставка «Новомученики и исповедники Церкви Русской».

Создание сайтов Создание сайтов в Киеве