Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
4 мая 2018
Александр Потёмкин: «Беспокоит резкое сжатие интеллектуального пространства»

Александр Потёмкин: «Беспокоит резкое сжатие интеллектуального пространства»

Беседа с известным писателем о современной цивилизации
20.02.2018
Александр Потёмкин: «Беспокоит резкое сжатие интеллектуального пространства»

Александр Потёмкин – профессор МГУ, доктор экономических наук, бизнесмен. Автор многих художественных произведений, а также статей на темы науки, экономики, культуры, искусственного интеллекта, футурологии. Как учёный, профессионально занимается проблемой опасности бесконтрольного развития искусственного интеллекта и созданием биоинтеллекта на основе уникальных нанотехнологий.

–  Александр Петрович, из ваших произведений следует, что человек, прежде всего, обязан быть разумным, интеллектуальным. Вы даже вводите новый уровень оценки интеллекта (HIC – высший уровень выражения сознания). Но почему именно мыслящим, а не глубоко чувствующим? Читателю сегодня, мне кажется, больше нравится именно чувственная литература. Разве не так?

– Начнём с простого. Рынок и чувственность – абсолютно взаимообусловленные и взаимозависимые вещи. Как экономист, я могу точно сказать, что любой бизнес занят, как ни парадоксально звучит, развитием чувственности в человеке. Рынок прирастает соблазнами. С их помощью растут экономические показатели, богатеют страны и граждане. Чтобы покупательский спрос возрастал, необходимо развивать в человеке и некий потребительский мазохизм. Иначе – спад и разорение. У многих сегодня под личный гардероб отводятся несколько комнат, а то и залы. Их ассортимент часто превышает склады известных бутиков.

Человек-интеллектуал вряд ли будет вовлечён в подобный процесс чувственных удовольствий. А общество потребления их всё поднимает и поднимает – как планки скорости в спорте. Оно уже в кабале у самого себя – оно уже не может остановиться. Венец любого бизнеса – акт продажи. Понимая неизбежность этого как экономист, одновременно я, как автор, вижу губительность такого процесса для человека. А результат? Угасание интеллектуального костра во всём мире. Хотел купить в Германии Макса Штирнера. И напрасно – его не знают даже в антикварных лавках. Уже опасно спрашивать Канта и Шопенгауэра – не поймут и поинтересуются, что за бренд? Во Франции не знают Монтескьё и Сартра, в Европе – Кафку и Джойса. Превращение человека в огромное «чувствилище», плохо справляющееся с собой, – это тупик цивилизации. Получается и так, что развитие чувственности в человеке сопровождается бунтом против культуры, игрой на понижение. Личности тут не ищите – все процессы в человеке распределяются между стимулом (входом) и реакцией приобретения (выходом). Если раньше публика тянулась к высоким интеллектуальным именам, в квартирах и домах повсеместно висели портреты Эйнштейна и Достоевского, Бетховена и Чайковского, то сегодня, увы, оно тянется к высоким по стоимости товарам.

Вы написали экономическую книгу «Виртуальная экономика», в которой за несколько лет до кризиса указывали на его приближение. Но и человека вы помещаете в виртуальный мир – в романе «Кабала», например. Почему вы так настойчивы в этом? 

– Быть может, это покажется странным, но виртуализация сознания может служить и щитом от чувственности, от потребительского общества. Виртуальное владение любым предметом приглушает чувственное. Быть может, это и не лучшая, но преграда. Главные герои «Кабалы» уходят в виртуальный мир сознательно, полагая его даже в чём-то более честным. Но обратная сторона этого ухода – невозможность вернуться к реальности. Тоже своего рода обречённость. Весь объективный мир, мир вещный и природный, вынесен за скобки.

Но, к сожалению, подобные процессы происходят не только с культурой. Ведь сегодня знание производится тоже только для того, чтобы быть проданным… Вы что-нибудь знаете о нобелевских лауреатах России? Кто из нас может сказать, сколько нулей после запятой в значении терагерцевого излучения или атто-метрового диапазона? Но почти каждый знает, сколько цифр после запятой курса евро к доллару. Многим известно, какая цена на новые коллекции от ведущих кутюрье мира. Вы что-нибудь слышали, что знание должно распространяться не только в силу полезности для рынка, но в силу своей изначальной образовательной значимости и ценности? Хотя рыночный статус знания, в общем-то, тоже несёт упадок для всего того знания, которое не может вмиг превратиться в полезную товарную форму, которая не может быть прикладной. Наши реформы науки и образования обанкротились, привели в упадок фундаментальную науку. И те гуманитарные блоки, что связаны с общекультурным пафосом, такие как литературоведение, история, политология, обществоведение (вообще исчезло), культурология, переживают тяжелейший кризис. Насколько мне известно, многие гуманитарные институты РАН пребывают в научной деградации. И более того, на нас во всех вышеперечисленных сферах наступает искусственный интеллект. Он становится умнее, чем мы.

– Внешний мир для многих ваших героев – это зона отрицания, но отнюдь не трагедии. Вы тут всегда ироничны – к богатствам мира внешнего. Зона трагедии – это сознание. Человек заперт внутрь своего сознания, но, как правило, бунт разума, вопли сознания ничего не могут изменить в реальном мире. Почему? 

– Мне хорошо известен большой рынок цивилизации. И действительно, многие реальные процессы в России происходят в том же ритме и ключе, что в развитых странах мира. Я хочу сказать, что понятие «реальный мир» сегодня очень расширено. И в европейском мире давно пребывают две концепции реальности, если можно так сказать. Одна из них связана с Францией, и в ней утверждается, что человека нужно освободить от всех оков и каких-либо предрассудков. Другая – немецкая. В ней акцентируется необходимость нынешнюю раскованную чувствительность заново социализировать, но не деспотическим методом, а согласуя с человеком, с его исконными запросами. В России люди обладают и тем, и другим. Для культуры вообще важны масштабы страны, – российский простор, как это ни странно, мешает всё окончательно перевернуть и поставить с ног на голову, мешает окончательному патологическому перевёртыванию всех статусов – и социальных, и культурных.

– Я читала в других интервью, что вы очень любите Достоевского. Отмечу, что вы не боитесь прямых цитаций, схожести тем, использования классических форм. Например, традиции говорящих фамилий. Я тут подбираюсь к социуму, каким он у вас предстаёт. Вы часто высмеиваете и богатых людей, их образ жизни, названный вами отличным словом «шикерия». И несмотря на то, что вы всё укутываете в иронию, чуть смягчаете, романное поле показывает вас как резко социального писателя. Я бы даже сказала, идейного писателя. Это так? Я правильно понимаю?

– Достоевский и Гоголь – две недосягаемые вершины, и в моей любви к ним я совсем не оригинален. Я их читаю всю жизнь, и есть, естественно, влияние, но о нём и его качестве судить читателю. Мне нравится игра с фамилиями моих персонажей. Я очень много времени трачу именно на то, как назвать героев. Кому-то важно написать первую строчку романа, найти её так, чтобы она потянула за собой нить повествования. А я придумываю имена, накрепко сплавленные с героями. Для меня в фамилиях Махоркин или Парфенчиков, Иверов или Алтынов уже заключена судьба. Идейность же моя, конечно, не состоит в неком политическом выборе между либерализмом, патриотизмом, социал-демократизмом и т.д. Моя социальность очень проста – я и русский, и немец, и еврей, и японец, и грузин, я – каждый из моих читателей. Выросший в Грузии, перенявший дружелюбие этого народа, ценю честь, мужественность, искренность в любом общественном, гражданском проявлении. Да, я считаю, что в богатстве можно также потонуть и деградировать, как и в бедности. А расхожее мнение, что финансовое состояние и интеллект вещи несовместимые, – совершенно нелепо. Этот штамп – тень коммунистического прошлого. А болезни наши и экономические, и бюрократические тоже мне слишком хорошо известны, потому так естественно присутствие их в моих сочинениях. Однако мне важно показать, что, несмотря ни на что, в России есть то, что можно назвать «областью современного гражданского чувства». И я считаю, что своими сочинениями я оживляю его в читателе, чтобы не падало оно до нуля и ниже. Кроме того, я вижу, что и в России, и в Европе заметны тенденции подмены социального актуализацией этнических вопросов. В недалёком будущем может произойти «отключение» в человеке социального. Я попытался это показать в «Кабале» через воспламенение этнических состояний.

– Лично вы не нуждаетесь в господдержке для издания и распространения своих книг. Но ведь многие писатели нуждаются. Есть ли у государства обязанности перед писателями, должны ли они быть?

– Государство должно поддерживать культуру деликатно. Ему бы надо слышать экспертов самых разных, чего явно нет сегодня. Например, я вижу, как мало известна российская провинция, но как много там подлинных талантов. Однако почему-то их книги неизвестны, их не видно на выставках. Что, в ведомстве г-на Сеславинского нет ресурсов, чтобы направить людей в столицу на литературный форум? Не верю! Одних и тех же посылают и за рубеж – об этом говорят и сами писатели. У меня здесь нет никакого личного интереса, я семь-восемь месяцев нахожусь за рубежом, а говорю об этом, зная, в каком отчуждении живёт наша интеллектуальная провинция. Позор! Нужна нормальная культурная стратегия, а не исключительное внимание к неким группам «авторитетов». Есть писатели в стране, которые могли бы достойно представлять Россию, – те же Борис Агеев, Михаил Тарковский, Пётр Краснов, Олег Павлов. Чиновники не имеют морального права быть субъективными, они должны идти в народ, а не сидеть в кабинетах. Но у нас всё наоборот – мы идём к чиновникам. Чиновное чванство – одно из нравственно-социальных безобразий России. О чиновниках я сказал в своей повести «Стол».

– Вы много путешествуете по миру. Нет, скорее, живёте и работаете. Что выбираете? 

– Работа моя в разных странах абсолютно одинакова – мир финансов унифицирован, и нет разницы, если ты понимаешь функционирование инфраструктур. Правда, удивило меня, например, отсутствие в китайском банке личной подписи. У них нет их как таковых – иероглифы не позволяют. Вот, пожалуй, и все различия. Китайские книги я не покупаю. Но считаю необходимым в беседах с китайцами цитировать Лао Цзы, Конфуция, Мен Зи, Чжуан Цзы, в чём вижу естественный жест расположения к китайской культуре и своим партнёрам. В Германии я покупаю и читаю книги на немецком, и в основном экономического содержания. Но немецкую литературу знаю неплохо.

– Что вас лично беспокоит, настораживает в нашем мире?

– Меня беспокоит резкое сжатие интеллектуального пространства во всех развитых странах мира. Я обеспокоен высокой ценой в мире на подделки и суррогаты, тогда как подвиги подлинного творческого взлёта человека оказываются ненужными и непонятыми. Где она, фаустовская пытливость в человечестве? Вместо неё – манипулятор-чародей, подсовывающий нам нечто гнилое в блестящей и дорогой упаковке. Вот об этом гигантском маятнике современного мира я и стараюсь говорить в своих книгах.


Беседу вела Анна Петрова


Специально для «Столетия»


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Александр из Од.
22.02.2018 16:38
Для начала тезис - постановка неправильных целей приводит к быстрому их достижению и соответственно глубокому разочарованию.
Многознание уму не научит и мира душе не принесет. Человек должен стремиться не к интеллектуальным высотам, а к святости, которую можно достичь только в лоне Православной Церкви.
БОЛГАР-РУСОФИЛ В КРОВИ
21.02.2018 19:09
Чтобы не уподоблятся на колониальных ФАКЕ-НЮЗ –ВВС и CNN , я, болгарский брат ,представлю своим русским братьям и сестер мысловный паноптикум , как монюмент критики Америк. народа к своим правителям,вернее рушителям , та часть „”здорового амер. Колектива” ,которая думает ,прежде чтобы говорила публично! Just people of common sence , люди здорового разума, как грится в русских пословиц !
1 – „В Америке нет ясно обособленный преступный класс, изключая Конгрес ”-М. ТВЕН
“There is no distinctly American criminal class- except Congress!”
2 – „ Eсли президент не делает ето со своей женой ,то он делает ето с государством ”-МЕЛ БРУКС
“If president doesn’t do it with his wife ,he does it to the country”- Mel Brooks
3 – “Нашей стране нуждается не в чем иное ,чем в безработные политики ! “-Edward Langley
4- “Иногда,смотря на свои дети ,я говорю себе: „ -Лилиан , лучше было бы ,если ты осталась девственной ! “ – Лилиан Картър – мать президента USA – Джими Картър ,и его брат-Билли
“ Sometime, when I look at my children I say to myself : “-Lillian , you should have stayed a virgin! “
5 –“Я предпочитаю чтобы люди удивлялись почему я не президент, чем , почему я президент !”-САЙМЪН П.ЧЕЙЗ
6 – “ Нелзя иметь криза на следущей неделе –у меня програма уже заполненная “ –Г.Кисинджер
7- “После того ,когда смотрел „РЕМБО” , я знаю что делать с ЛИВИИ “- актьор-президент Р. Рейгън
“Having seen RAMBO , I know what to do with Libya “- R. REAGAN
8- “Он напоминает каждой женщине в США на ее первый супруг “-Арт Бъкуалд про Дж. Буша
9 –тот самый БУШ , который сказал :“наш импорт состоится из товаров ,которые мы покупаем из-за границей “-ну ,блеск ,тов.БУШ-так держать
10 –“ Джери Форд настолько тупой , что не может работать попкой ,и жевать жвачку одновременно! “-Линдън Джонсън –президент США про Джералд Форд ,во время ВИЕТНАМА, я был дитя тогда!
11 - “Pейган выграл выборы, потому что Джими Картър был его опонентом, а был бы один-он бы проиграл выборы ! “ –Mort Sahl
Петровна
21.02.2018 13:44
1. Предпочтения развития интеллектуальности, движения мысли, так сказать, в обществе зависят от цели, которая определяется власть имущими. В СССР людям зарплату государство платило, мы сами ничего друг другу не продавали.
2. Кафка, Шопенгауэр... Да они для равновесия собственной психики свои "философии" сочиняли.
Анатолий Поляков
21.02.2018 9:46
"Человек-интеллектуал вряд ли будет вовлечён в подобный процесс чувственных удовольствий. А общество потребления их всё поднимает и поднимает – как планки скорости в спорте. Оно уже в кабале у самого себя – оно уже не может остановиться. Венец любого бизнеса – акт продажи. Понимая неизбежность этого как экономист, одновременно я, как автор, вижу губительность такого процесса для человека. А результат? Угасание интеллектуального костра во всём мире."
Учитывая непреодолимую противоречивость общества сверх потребления, решайте: "либо снимите крестик, либо оденьте трусики в бане".
"Смерч"
21.02.2018 8:23
То, что тупеет и деградирует запад беда, но не главная, главное то, что эта скверна заползла и продолжает ползти в Россию и постсоветское пространство. Вот тут невольно вспомнишь и о пользе "железного занавеса" и сталинских "чистках". Но не менее печально то, что в России НИЧЕГО, практически, не делается, чтобы переломить ситуацию. Люди исписались на форумах о телешизофрении и в кино, вообще о разгуле в СМИ и Рунете, деградации в образовании, воспитании, тупости и ограниченности молодежи. Но пока что это просто сотрясение воздуха, к сожалению!
Александр из Од. -Сироже
20.02.2018 22:54
Известное дело - меньше знаешь, крепче спишь. А поспать у нас на Руси всегда любили. Отказ от послеобеденного сна погубил самозванца Гришку Отрепьева. Кстати, весьма говорящая фамилия...
Мы принципиально расходимся с Западом в социально-экономической концепции. В нашей будущей православной Империи будет доминировать принцип Разумной Достаточности. А они там за бугром пусть тонут в потребительском болоте.

Эксклюзив
26.04.2018
Владимир Малышев
Растет число западных журналистов, считающих политику оголтелой русофобии безумной.
Фоторепортаж
26.04.2018
Подготовила Мария Максимова
В Париже проходит мультимедийная выставка «Новомученики и исповедники Церкви Русской».

Создание сайтов Создание сайтов в Киеве