на главную
негорючее
на главную
компромат
кино Open Air
книжки про Open Air
разные голоса отовсюду
форум
пишите мне
НОВАЯ КНИГА!

Издательство АСТ выпустило новый роман Сергея Четверухина «ЖЫ-ШЫ».

КНИГИ
Сергей Четверухин
УЛЕТ или OPEN AIR 2
Издательство: АСТ, Астрель, 2007 г.
Твердый переплет.
 
Сергей Четверухин
Туsовка corporate,
или Open Air
Издательство: АСТ, Астрель, 2007 г.
Твердый переплет, 320 стр.
 
Сергей Четверухин
Туsовка corporate,
или Open Air
Издательство: АСТ, Астрель, 2007 г.
Мягкая обложка, 320 стр.
 

эМСи Че
Open Air
Издательства: Ред Фиш, Амфора, 2005 г.

 
эМСи Че
Vintage
Издательство: Амфора, 2005 г.
 
ССЫЛКИ


Квадрат Малевича. Торрент-сервер. Собственные переводы и озвучка сериалов

Журнал OM light

Издательство АСТ

НАША КНОПКА

 

 

 

МУЗЕЙ НОВОЙ КНИГИ (ТОЙ, КОТОРАЯ ЕЩЕ НЕ ИЗДАНА)

ГЛАВА 3


ФОТОГРАФ АГЕЕВ

Она ничего не понимает. Она вся дрожит, моя бедная девочка! Я смотрю на Белку, на ее побледневшее лицо, заострившийся нос, вспухшие губы, выцветшие волосы, опущенные руки, выпирающие ключицы, впалый живот, каплевидные бедра...Я достаю носовой платок и вытираю индейские разводы косметики на ее лице. Наш пот смешивается.
- Сейчас…потерпи немного, - моя ладонь скользит по ее растрепанным волосам, - я тебя вытащу отсюда. Ты ни в чем не виновата. Я верю. Я верю…Что ты им говорила? О чем они спрашивали? Что там произошло?
Словно в ответ на мои сумбурные вопросы, в комнату для свиданий усталой походкой знающего человека, входит Райхман.
- Вот, - он бросает на стол тонкую папку, в которой всего-то – несколько  листков, - дали ознакомиться с делом. Следователь, который его ведет, мой ученик, так что, отношение к нам здесь самое благожелательное… - он нарочно говорит «к нам», психологически подчеркивая, что основательно взялся за дело.
- Это не я! Я не трогала его! Я ничего…я ничего с ним… - всхлипывает Белка, - это не я! Не трогала… - ее память будто зачеркивает слова «смерть», «гибель», «убийство».
- Разберемся. Если невиновна – докажем. Работа такая, - Райхман усаживается за стол, цепляет на нос старомодные роговые очки и шуршит листками, - по материалам дела у нас следующая картина. Гражданин Порывайкин, - это, я так понимаю, - потерпевший, и гражданка Пожарская…Это – вы?
Белка кивает, продолжая всхлипывать.
- А знаете что? – Райхман бросает листки на стол и снимает очки, - давайте-ка повременим с материалами. Сначала вы мне просто расскажите, как это там все случилось. Все, что произошло…Со всеми подробностями. Мелочей, знаете ли, в нашем деле не бывает.
- Я…мы…шутили…
- Это ничего, что сбивчиво, про шутки можно подробнее, - ободряет Райхман, - вы говорите, а я нужное отберу и осмыслю. Работа такая.
- Мы…играли…Всем жильцам дома будто бы подключили новый кабельный канал…А на самом деле, подключили их телевизоры к нашему компьютеру…И начали свою программу им вещать…
- Так. Веселая игра. Это ничего, что чувство юмора у вас развито. Это даже помогает иногда… Что было дальше?
- А мы…я и Славка…мы давно не виделись. И пошли в спальню…
Я бледнею и сжимаю кулаки. Остатки застарелой ревности разгоняются по кровеносной системе, как яд, с истекшим сроком годности.  Райхман не замечает. Он продолжает спрашивать:
- У вас с потерпевшим была связь? То есть, любовные отношения?
- Да…мы со Славкой давно уже…
- Что происходило в спальне?
- Мы целовались…потом трахались…то есть…занимались сексом…Потом я пошла в ванную, а он – на балкон…покурить вышел…
- В ванную вы прошли через коридор? Остальные присутствующие вас видели?
- Нет. Там отдельный вход…прямо из спальни…
- Как долго вы находились в ванной комнате?
- Минут десять…может, чуть дольше…
- И вас никто не видел в это время?
- Нет. Это же ванная.
- Вы заперлись изнутри?
- Нет. Зачем?
- К вам кто-нибудь стучался?
- Нет.
- Что вы увидели, когда вернулись?
- Ничего. То есть, никого. Славки не было. Я сначала подумала, что он вернулся к ребятам, в гостиную…Вышла на балкон…а он…внизу лежит…Я закричала! – голос Белки срывается.
- И что потом?
- Они…ребята…прибежали. А Славки под балконом уже не было.
- Да. Об этом сказано в материалах дела. Вот – Райхман снова цепляет на нос очки, -  «…несмотря на множественные тяжелые травмы, в том числе, травмы головного мозга, потерпевший, находясь в сознании, прополз два метра, от пешеходной дорожки, на которую упал, до стены дома…Где и скончался впоследствии от обильного кровоизлияния в мозг»…
На последних словах Белка, изо всех сил сдерживавшая себя во время чтения, громко всхлипывает навзрыд! Райхман осекается:
- Простите…
- Я…Да…Ничего…Вот, я и говорю, ребята его не увидели, они решили, что я их разыграла…Минут пятнадцать прошло пока…Время, наверное упустили…Может, его еще можно было бы спасти…Если бы…Время…Потом спустились вниз…а он под балконом…почти мертвый…
- Что значит почти? – Райхман хмурится.
- Ну…он говорить уже не мог, только знак подал…
- Какой?
- Палец поднял и показал…на меня.
- И это все видели?
- Да, все.
- Так-так… - Райхман снова хмурится, - а в материалах дела этот эпизод - «…и он указал пальцем на подозреваемую…» - значится только в показаниях свидетельницы Илоны Приходько. Остальные свидетели утверждают, будто ничего не заметили.
- Вообще-то, все это видели, - Белка низко опускает голову.
- Значит, все они, кроме Илоны Приходько – друзья вам. А вот ответьте мне, - Райхман резко меняет тему и интонацию, - вам в поведении этого Славы Порывайкина ничего странным не показалось? Может, он был взволнован чем-то? Расстроен? Неприятностей с ним накануне никаких не случалось? Деньги там…здоровье, работа…
- Нет. Он не такой…был. Он всегда очень радовался жизни. Он ее очень любил… – Белка всхлипывает навзрыд и поднимает на нас свои заплаканные глаза, - Постойте! Вы это говорите к тому, что…
- Именно. Не мог ли он просто покончить с собой? Выброситься с балкона… пусть - третий этаж, но, всё же – достаточно высоко. Это ведь довольно распространенный способ уход из жизни в среде рок-звезд. Что вы думаете?
Белка отчаянно и долго крутит головой. Я начинаю волноваться за ее вестибулярный аппарат.
- Никак он не мог покончить с собой. Нет-нет! Импоссибль!
- А вот продюсер ваш мне успел порассказать о его суицидальных м-м-м…эскападах, если можно так выразиться. Говорит, что склонность к саморазрушению у вашего Славы определенно присутствовала.
- Ерунда все это…Дурачество, эпатаж! Славка веселый был. Куражный…Из Крыма прилетел, запах моря мне привез...
- Послушайте меня, деточка, - шестидесятилетний Райхман заглядывает Белке в глаза, будто и вправду, наставляет родную внучку на путь истинный, - я говорил со следователем, обвинение вам пока не предъявят. Вы, пока проходите по делу обычной подозреваемой. У подозреваемых, всегда есть по одному шагу на маневр в ту или другую стороны. Шаг в одну сторону – подозрения сняты, ты – чист. Шаг в другую – и ты уже обвиняемый. Давайте-ка вместе сделаем шаг в правильную сторону. Моя работа – помочь вам сделать этот шаг. Почему вы считаете, что этот ваш Слава не мог покончить с собой?  Ведь, если не ошибаюсь, он уже предпринимал подобную попытку, полгода назад в Италии?
- Там несчастный случай был…
- Облить себя спиртом и поджечь на глазах у пары десятков туристов – несчастный случай?! Хм…Тогда – Вторая мировая война – досадное недоразумение!
- Нет-нет-нет! – Белка переходит на свистящий шепот и смотрит на Райхмана снизу вверх взглядом смертельно раненой лани, - я не верю, что он сам…его столкнули! Я уверена! Его убили! Кто-то убил…
- Если настаивать на этой версии, то первая кандидатура на роль обвиняемой в преднамеренном убийстве – догадываетесь кто?
Белка снова опускает голову.
- Я знаю…его убили.
- А вот…я деликатный сейчас вопрос задам, но вы мне ответьте на него предельно искренне. Я – на вашей стороне и осуждать вас не стану… - адвокат поправляет очки, - вы что-нибудь во время ваших любовных игр употребляли? Ну…Вы меня понимаете?
- Понимаю. Употребляли. – Белка не прячет глаза. Напротив, смотрит с вызовом.
- Что именно?
- Кокаин…полграмма на двоих, перед сексом…
- Так-так…
Лязгает дверь и, в комнату для свиданий просовывается розовощекая физиономия дежурного сержанта:
- Пожарская! За тобой родственник приехал!
- Как за мной?! Разве я не арестована?
- Я же говорил, деточка, что вы пока не обвиняемая, а всего лишь подозреваемая, - Райхман произносит это таким тоном, будто отсутствие обвинения – его личная заслуга. Словно подслушав мои мысли, он победно сообщает, - ну, а ваш покорный слуга, договорился со следствием, чтобы вас отпустили домой, даже не взяв подписку о невыезде. Следствие идет вам навстречу ввиду, так сказать, разъездной специфики вашей работы. Человек вы публичный, довольно известный, и, думаю, никуда не сбежите, - Райхман выдавливает короткий сухой смешок и начинает собирать бумаги в свой атташе-кейс из дубленой коричневой кожи. Резко останавливается и пристально смотрит на Белку, на щеки которой медленно возвращается румянец:
- И все-таки…Помогите мне, пожалуйста. Не нужно усложнять то, что не стоит усложнять. Заговоры, убийства, триллеры…Все это ужасно запутает дело и неизвестно еще к чему приведет. А вот несчастный случай или самоубийство – кратчайший путь… - он не успевает договорить.
- Белочка! Родная моя! – в комнату врывается невысокий коренастый мужчина, с огромными жилистыми руками, глазами навыкате и короткой прической «ежиком». – Прости! Не успел раньше! Мчался из Твери!
- Дядя Тони! – Белка бросается ему на грудь. Несколько секунд спустя, покончив с объятиями, она соблюдает легкую видимость протокола:
- Знакомьтесь. Это Антон Афонович, мой дядя. А это – папара…то есть фотограф Агеев и адвокат…мой адвокат…
- Райхман. Исаак Натанович Райхман, - адвокат церемонно раскланивается.

продолжение следует

САУНДТРЕК К ГЛАВЕ:
 Talking Heads - Blind

 

 
Создание сайтов